План Москвы из книги Конрада Буссова

Сообщение admin » 08 сен 2012, 10:59

Аватара пользователя
admin
Администратор
 
Сообщения: 2205
Зарегистрирован: 04 дек 2009, 18:27

План Москвы из книги Конрада Буссова

Сообщение Kostochka » 08 сен 2012, 11:02

Оригинал плана Москвы Конрада Буссова из книги: Конрад Буссов. Московская хроника. 1584-1613. М-Л. АН СССР. 1961. Перевод надписей можно увидеть здесь:

Аватара пользователя
Kostochka
 
Сообщения: 50
Зарегистрирован: 19 май 2011, 22:15

План Москвы из книги Конрада Буссова

Сообщение Kostochka » 08 сен 2012, 11:11

Об этом плане в примечаниях к книге Конрада Буссова Московская хроника. 1584-1613. М-Л. АН СССР. 1961 - см. http://www.vostlit.info/Texts/rus13/Bus ... tml?id=216

Публикуемый план Москвы взят из списка Хроники Конрада Буссова, хранящегося в Вольфенбюттельской герцогской библиотеке (Extravagantes 86), и печатается по микрофильму. Насколько можно судить по микрофильму, план был исполнен на отдельном листе и вложен в рукопись до пагинации ее листов за л. 95, так как следующий за планом лист имеет номер 97, а на листе с планом ясно видна цифра 96. Почерк, которым сделаны надписи на пиане, совершенно отличен от основного почерка рукописи. План никак не связан с окружающим текстом Хроники, так как на листах, между которыми он вставлен, излагаются события, разыгравшиеся под Волховом 24 апреля 1608 г. Можно с уверенностью сказать, что план принадлежит самому Буссову. Помимо факта нахождения плана в одном из списков его Хроники, за авторство Буссова говорят еще некоторые особенности надписей на плане. Так, на плане Успенский собор в Кремле назван Templum Precista, т. е. так, как он неоднократно называется Буссовым в его Хронике (см. стр. 203, 251); юго-восточные ворота Белого города названы на плане Болвановскими (Bolvanische), т. е. так, как Буссов называет в Хронике Серпуховские ворота Земляного города, находившиеся неподалеку от Яузских ворот (у Буссова в Хронике Hausische Pforte — стр. 258) Белого города (см. стр. 258). Сходно написаны на плане и в Хронике названия: “Лобное место”, “Кириллов. монаст.”, “Литейный двор”, “Кулижские ворота” и др. (См. план и стр. 231, 236, 250, 258). Ярким примером совпадения терминологии плана и Хроники может служить описание в Хронике маневра Маржерета весной 1611 г, закончившегося разгромом русских в Чертолье. Буссов сообщает, что Маржерет провел своих мушкетеров через Водяные ворота (Schloss Wasser Pforten) на лед р. Москвы, прошел по ней до 5 башен (bis auf die 5 Thuerme) и далее, обогнув город, ворвался через городские ворота (Stadlpforten), г. е. Чертольские ворота, в тыл русских и разбил их. Обращаясь к плану, мы видим, что ворота Китай-города, через которые вышел Маржерет, названы здесь также “Wasser porta”, a 5 башен, до которых двинулся он, чтобы обойти город, как раз на плане указаны в самом юго-западном конце Белого города (5 Thurm). Кроме того, рассказ о боях в Чертолье объясняет надпись Triangee, находящеюся на плане в юго-западной части Белого города, а именно так (Triangul) Буссов называет пространство, образуемое стенами Белого города, в котором были устроены укрепления русских в 1611 г. (см. стр. 323).

Помимо сходства надписей на плане с терминологией Хроники, за авторство Буссова говорит и само содержание плана. Так, на плане отмечены в Китай-городе дворы бывших женихов Ксении Годуновой, Густава Шведского и Иоганна Датского, а именно их судьбе в Хронике Буссова посвящено несколько проникновенных мест. Указание на плане двора Богдана Бельского ведет также к Буссову, ибо в своей Хронике он неоднократно останавливается на его деятельности как врага Бориса и сторонника Лжедимитрия I (см. стр. 92, 109). Кроме того, об авторстве Буссова как военного человека, по нашему мнению, свидетельствует и то, что главное внимание в плане обращено на военные объекты — дано три кольца стен с точным обозначением ворот, указаны мосты. Все сказанное дает, на наш взгляд, право с уверенностью признать автором данного плана Конрада Буссова. Более того, план можно считать и автографом Буссова. Он имеет вид чернового наброска (составленного с натуры или по воспоминаниям — все равно) с явными следами работы над ним самого составителя: ряд надписей перечеркнут и возобновлен на друг ом (видимо, более правильном) месте, ряд надписей исправлен по написанному, в двух случаях знаки, изображающие ворота, перечеркнуты и перенесены на другие места, и т. д. Трудно предполагать, что подобным образом действовал бы копиист, — это мог делать только автор плана, Буссов.

Предположение, что план является автографом Буссова, подкрепляется также фактом сходства почерка, которым сделаны надписи на плане, с почерком письма Буссова от 3 февраля 1614 г. (см. примеч. 194). Правда, это сходство не является полным и очевидным, но это может быть объяснено тем, что письмо высокопоставленному лицу Буссов писал с особым старанием и, можно сказать, каллиграфически торжественно, чего, конечно, нельзя ожидать при исполнении чернового наброска.

Все сказанное определяет и время составления плана. Если даже план составлен по воспоминаниям, то и тогда он не может быть отнесен позднее чем к 1617 г., когда Буссов умер. Указание на плане дворов польских королевских послов, прибывших в Москву 11 мая 1606 г., делает невозможным отнесение даты плана к более раннему времени.

Итак, публикуемый план г. Москвы К. Буссова содержит сведения о столице Русского государства в конце первого десятилетия XVII в. (Буссов бежал из Москвы в 1611 г.).

Что же обозначено на плане Буссова?

В недавно вышедшем академическом издании “Истории Москвы” (т. I, M., 1952) даны на вклейках воспроизведения четырех известных планов г. Москвы конца XVI — начала XVII в. Это “Петров” план Москвы 1597 — 1600 гг. (между стр. 252 и 253), план Москвы Ф. Б. Годунова 1604 — 1605 г. (между стр. 256 и 257), план Москвы Исаака Массы 1606 г. (между стр. 296 и 297) и Сигизмундов план Москвы 1610 г. (между стр. 334 и 335). В отличие от всех этих планов, изображающих Москву с птичьего полета с ее зданиями, домами, церквами, улицами и городовыми стенами, план Буссова является черновым чертежом-наброском, где лишь приблизительно намечены линии стен Белого города, Китай-города и Кремля, отмечены некоторые улицы, указаны — опять же очень приблизительно — течения рек Москвы и Неглинной. Однако план Буссова благодаря многочисленным надписям дает ряд новых данных о Москве начала XVII в. Несмотря на то, что Буссов стремился к точности при составлении плана (об этом говорят многочисленные поправки обозначений и надписей), он не избежал и очевидных ошибок. Так, он перепутал названия ворот Белого города: Петровскими он назвал Арбатские ворота, в результате чего не на своем месте оказались также названия ворот Никитских и Тверских. Неточно указаны мосты через Неглинную: по Буссову выходит, что из Кремля шли два моста через Неглинную и один из Китай-города, но им не указан еще мост через Неглинную у Литейного двора, отмеченный на всех четырех указанных планах. Имеются и другие ошибки, выражающиеся в смещении изображаемого, но они объясняются приблизительностью всего плана вообще. Попытаемся описать план Буссова, при этом надписи немецкие мы будем давать в скобках.

Начнем с ворот. Буссов обозначает точно, в полном соответствии с действительностью, 5 ворот в Кремле и 5 ворот в Китай-городе. Двое ворот Китай-города названы: это Водяные ворота (Wasser porta) и Кулижские (Pforte auf der Kulische). Эту надпись можно отнести, судя по ее месту нахождения, именно к воротам Китай-города, хотя Кулижскими воротами назывались ворота Покровские Белого города (см.: История Москвы, т. I, стр. 226). Далее, на плане приведены названия всех ворот Белого города. Яузские ворота Буссов именует Болвановскими (Bolwanische), далее следуют Покровские (Pocrofkj), Фроловские (Pfrolofskj), Сретенские (Vstretinskj). Затем обозначены ворота около реки Неглинной и названы Малыми воротцами (Klein Pfortlein Fleust der Ne[gli]na). Следующие далее ворота Петровские Буссов ошибочно называет Тверскими (Twerskj), Тверские — Никитскими (Mikitskj), Никитские — Арбатскими (Harbatsky porta), Арбатские — Петровским (Petrofkj porta), Последние ворота на западной стороне названы Буссовым Чертольскими (Tscherto...e porta), и особая надпись свидетельствует, что этими воротами ехали в Новодевичий монастырь (Nach dem Devica Monast.). Западные ворота из Белого города к Москве реке Буссов называет Водяными (Wasser porte). Башни на плане совсем не изображаются, исключением является угловая юго-западная башня Белого города — она обозначена пятью башенками и подписана: 5 башен (5 Thurm). Подобное название объясняется, вероятно, тем, что эта башня завершалась, как видно на Сигизмундовом плане, целым пучком маленьких башенок.

В Кремле Буссов отмечает на плане царские палаты (Kaiser Gemeеcher), патриарший двор (Patriarch Hoff), Успенский собор (Templum Precista), Золотую палату (Goldtschatz Pallaten), двор Бориса (Boris Hoff) и Ивановскую колокольню (Lange Thurm). В сторону к р. Москве от царских палат указаны царицыны палаты (Kaiserin Kuche und Gemaеher), рядом с ними здание приказов (Canzeleyen). В части Кремля, прилегающей к Красной площади, указаны: монастырь царицы (Kaiserin Kloster), подворье Кириллова монастыря (?) (Crili Monastir), другие монастыри (Andere Kloster ira Schloss) и, наконец, двор Богдана Бельского (Bodan Belski Hoff).

В Китай-городе в северной части Буссов отметил Печатный двор (Druckerey), старый испанский двор (Alt spanisch Hoff), новый земский (?) двор (Neuer lender Hoff) и какие-то помещения (Greifsalber Buden), в средней части — двор Густава Шведского (Gustavi Hoff), двор герцога Иоганна Датского (Hertzog Johan von Daеnnemarck Hoff) и помещения королевских (польских) послов (Buden Kon. Gesand.) в южной части около кремлевской стены кружком обозначен Покровский собор (Templum), Лобное место (Lauben mest) и какой-то (может быть английский) двор (Engelsch. Hoff).

В Белом городе большими записями отмечены мосты через Неглинную: первый мост из Кремля от Предтеченских ворот вел к царскому саду (Brueck ueber die Neglin am Verweilen zum K. Garten), который помечен на плане квадратом и подписан (Garten), второй — от Никольских ворот Кремля (Schlossbruecke ueber die Neglina), третий — от Троицких ворот Китай-города (Lauven (может быть и Loеwen — см. стр. 242) Bruеcke uеber die Neglina). Между записями о втором и третьем мостах через Неглинную указан Новый испанский двор (Neuer spanisch Hoft). Далее указаны рынки: Хлебный рынок (Коrn Marckt), Сенной рынок (Неu Marckt) и Конный рынок (Ross Marckt). Рядом с конным рынком возле стены Китай-города указаны кузницы (Schmiede). Около Болвановских ворот отмечена тюрьма (Gefange. Thurm), что соответствует и Сигизмундову плану. Как и на других планах Москвы начала XVII в., на плане Буссова на берегу р. Неглинной в Белом городе обозначен Литейный двор (Gieshaus). Рядом с последней надписью имеется надпись “Angler pforte”, относящаяся, видимо, к воротам Китай-города, и “Kuchen. Pepersak”, значение последних — не ясно. Надпись, находящаяся вне плана Белого города рядом с Неглинной, читается: Heerfelt am Neglina Strom, что она означает — не ясно. Если мы укажем, что в самом углу Белого города около знака “5 башен” имеется надпись “Triangel” и “Kueche”, а около Арбатских ворот — надпись “К. Stelle” (стоянка лошадей?), то мы этим закончим перечень надписей, имеющихся на плане Буссова.

Сравнение надписей на плане Буссова с надписями (очень немногочисленными) к планам конца XVI — начала XVII в. показывает, что план Буссова, содержит большое число новых данных о Москве того времени. Так, на плане Буссова указано размещение рынков в Белом городе, отмечены дворы частных лиц (Бельского, Густава, Иоганна), иностранные дворы и т. д. На плане Буссова сохранены наименования, бытовавшие в Москве в начале XVII в. В этом ценность плана Буссова.
Аватара пользователя
Kostochka
 
Сообщения: 50
Зарегистрирован: 19 май 2011, 22:15

План Москвы из книги Конрада Буссова

Сообщение Kostochka » 08 сен 2012, 11:16

Весь текст "Московской хроники2 Конрада Буссова представлен здесь: http://vostlit.narod.ru/Texts/rus13/Bussow/archeo.htm

А вот как выглядит титульный лист "Московской хроники":



И немного о самом Конраде Буссове:

Буссов Конрад (нем. Conrad Bussow) — наёмник, уроженец Германии (г. Люнебург). Был заброшен судьбой в Россию (1601) и провёл в Моск. государстве 11 лет, являясь жителем Немецкой слободы. Оставил записки под названием «Московская хроника 1584—1613 гг.».

Оказался одним из самых деятельных участников Смутного времени, сначала в роли платного агента царя Бориса Годунова на швед. стороне рус.-швед. границы, затем — как телохранитель царя Бориса. Б. с восторгом встретил успехи Лжедмитрия I и начал служить ему, но вскоре пострадал при воцарении Василия Шуйского, перебежал под знамена Болотникова и дрался на стороне калужских «сидельцев».

После окончания гражданской войны 1606—1607 Б. остался в Калуге, где развернулась борьба за политич. наследство Лжедмитрия II: казаки мятежного атамана И. Заруцкого готовы были сложить головы за «царицу » Марину Мнишек и её новорождённого сына «царевича» Ивана, а тушинские бояре надеялись укрепить свою власть в России. Оценив обстановку, Б. перебирается поближе к Смоленску, в лагерь польск. кор. Сигизмунда III. Осенью 1611 он окончательно покидает Московию и в течение нескольких месяцев живет в Риге, где вместе со своим молодым зятем, лютеранским пастором Мартином Бером, приводит в порядок походный дневник.

1 мар. 1612 бывший наёмник ставит точку в обширном труде «Смутное состояние Московского государства». Автор предполагал прославить себя на литератур. поприще, однако швед П. Петрей, побывавший в России в 1601—1605, не только сумел раздобыть рукопись Б. и включить её в свою «Историю о великом князе Московском», но и огласил подробности тайной службы Б. Борису Годунову в ущерб интересам Швеции, чем запятнал репутацию писателя-ландскнехта.

До самой смерти (1617) тому не удалось увидеть свою книгу напечатанной. «Хроника Буссова насыщена сведениями, полученными им от многочисл. рус. собеседников, и примечательна массой деталей, отсутствующих в др. источниках. Буссов считал гл. героями Смуты немцев, нем. наёмников. Цель приезжего немца — обогащение, и соц. бури нач. ХVII в. увлекают его лишь как возможность разжиться добычей, поэтому Буссов не замечает брожения низов, смотрит поверх голов простого люда. В его “Хронике” действуют благородные герои, рыцари и монархи…

В ноябре 1613 Буссов клялся гц. Фридриху- Ульриху Брауншвейгскому в том, что “Московская хроника” излагает события “истинно... одно за другим” и что “никакой лжи, никакого обмана сюда не примешалось”. Автор слишком снисходителен к своему труду, однако нельзя не признать, что “Хроника” Буссова — наиболее достоверное из всех иностранных сочинений о Смуте начала ХVII столетия».
Аватара пользователя
Kostochka
 
Сообщения: 50
Зарегистрирован: 19 май 2011, 22:15


Вернуться в Планы Москвы без привязки к координатной сетке

Кто сейчас на сайте

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2