Здесь размещаются прочие статьи по истории Москвы и Подмосковья, а также комментарии и вопросы по этим статьям

О первоначальном местонахождении Сретенского монастыря

Сообщение raczynski » 12 май 2013, 13:17

Эта статья была опубликована в "Московском журнале" №11 за 2011 год (на сайте журнала, к сожалению, размещен только анонс - http://www.mosjour.ru/index.php?id=1335)

К вопросу о первоначальном местонахождении Сретенского монастыря

История Сретенского монастыря неразрывно связана с рассказом о принесении в Москву Владимирской иконы Богоматери и о чудесном спасении Москвы от нашествия Тимура.
События эти запечатлены в одном из древнейших памятников русской литературы - «Повести о Темир-Аксаке», которая включена в состав многих летописей и известна во многих списках (специалисты насчитывают 11 редакций).
В 1395 году Тимур (он же Тамерлан, в повести именуется Темир-Аксаком) разгромил своего соперника в Орде Тохтамыша, но на этом не остановился:
«проиде всю орду и всю землю Турскую, прииде близь предел Рязаньския земля, взя град Елечь, и князя Елечьскаго изыма и многи люди помучи.
И се слыша князь великий Василей Дмитреевичь, собра воя своя многи, поиде с Москвы к Коломне, хотя ити противу ему во стретение; пришед ратию ста у Оки реки на березе. <…>
Такоже повеле князь наместником своим и властелем и воеводам градным укрепити осаду. Благоверный же великий князь Василей Дмитреевичь помянув избавление царствующаго града, да како избави пречистая Владычица наша Богородица царствующий град от нашествия зловернаго царя Хоздроя, <…> посла воскоре ко отцу своему боголюбивому Кипреяну митрополиту Киевскому и всея Руси, повеле ему послати в славной град Владимер по икону пречистыя Владычица нашея Богородица. <…>
Протопоп совещася с крилошаны, пречистую и чудную икону взяша и понесоша от града Владимеря на Москву, страха ради Темир Аксакова Татарска <…> бысть тогда, месяца августа в 15 день, в самый праздник честнаго Успения пречистыя Владычица наша Богородица Приснодевы Мария <…>
Егда же принесена бысть икона сия близь града Москвы, тогда весь град изыде противу иконы на сретение ея, и сретоша ю честно Кипреян митрополит со епискупы и архимандриты <…> все множество безчисленое народа людей, со кресты и со иконами, с евангелии и свещами и с кандилы, со псалмы и песньми и пении духовными <…> вси моляхуся ко святей Богородице, вопиюще и глаголюще: «о всесвятая Владычице Богородице! избави град нашь Москву от нахожения ратных иноплеменных, избави плененныя наша от поганых, от огня и кровопролития, и меча, и напрасныя смерти <…> избави нас от враг наших, противных советы разори и козни их разруши, во время скорби нашея нынешняя, нашедшей на ны, буди теплая заступнице и скорая помощница, предстателнице; да от нынешныя беды избавлешеся тобою, благодарно вопием: радуйся заступнице християном наша непостыдная!» Тако Божиею благодатию, неизреченною милостию, молитвами святыя Богородица, град нашь Москва цел и сохранен бысть; а Темир Аксак царь возвратися воспять, поиде в свою землю. <…> в который день принесена бысть икона пречистая Богородица из Володимеря на Москву, в той день Темир Аксак царь убояся и устрашися, и ужасеся и смятеся, и нападе на нь страх и трепет, и вниде страх во сердце его и ужас в душу его, <…> и восхитишася быстрие путнаго шествия, скорее грядяху к орде, а к Руси тыл показающи, и обратися с сродници своими восвояси, возвратишася и возколебашеся аки некими гоними быша; не мы бо их гонихом, но Бог прогони их невидимою силою своею и пречистыя его Матери, скорыя заступница нашея в бедах <…> Благоверный же великий князь Василей Дмитреевичь и боголюбивый архиепискуп Кипреян митрополит Киевский и всея Руси повелеша воскоре на том месте, где сретоша чудную икону пречистыя Богородици, поставити церковь во имя пречистыя Богородици честнаго Стретения, на воспоминание таковаго великаго благодарения Божия, да не забудут людие дел Божиих. Сию же церковь свяща сам митрополит, и повеле ту быти игумену и братии. Оттоле уставиша праздник праздновати месяца августа в 26 день, на память святых мученик Андреяна и Наталии».


Конечно, весьма вероятно, что отступление Тимура объяснялось гораздо более прозаическими причинами – Карамзин, например, писал:
«Наступала дождливая осень: с людьми, обыкшими кочевать в местах плодоносных и теплых, благоразумно ли было идти далее к Северу, чтобы встретить зиму со всеми ее жестокостями? Но путь к Москве надлежало еще открыть битвою с войском довольно многочисленным, которое умело победить Мамая. Завоевание Индии, Сирии, Египта, богатых природою и торговлею, славных в Истории мира, пленяло воображение Тамерлана: Россия, к счастию, не имела для него сей прелести. Он спешил удалиться от непогод осенних и по течению Дона спустился к его устью».

Не углубляясь в причины отступления Тимура, поскольку выяснить их достоверно не представляется возможным, сосредоточимся на более доступном для исследования вопросе – где же именно встречали икону Владимирской Богоматери и где, соответственно, был сооружен монастырь в память этого события?
plan2.jpg

До недавнего времени все без исключения издания утверждали, что встреча происходила там, где сегодня находится Сретенский монастырь (на плане – Б). Лишь в 1984 году М.М.Сухман высказал гипотезу, что монастырь первоначально находился в районе Сретенских (Никольских) ворот Китай-города (А) и был перенесен оттуда в связи со строительством Китайгородской стены. Эта гипотеза упомянута в двух широко известных изданиях – в «Памятниках архитектуры Москвы» и в книге П.Г.Паламарчука «Сорок сороков» (в обоих случаях без аргументации и анализа).
Впервые тезисы М.М.Сухмана (к сожалению, сформулированные и обоснованные не лучшим образом) были опубликованы в 1996 году благодаря Л.А.Беляеву – в приложении к его статье , в которой гипотеза М.М.Сухмана подверглась резкой, но не слишком убедительной критике.
Попробуем обратиться к источникам и оценить аргументы сторон, а заодно и разобраться с некоторыми широко распространенными мифами.

Указания о месте встречи в «Повести о Темир-Аксаке» скудны, к тому же несколько различаются в разных списках. Во 2-й Софийской летописи, по которой мы и цитировали «Повесть…», сказано лишь, что «принесена бысть икона сия близь града Москвы»; градом в ту пору именовался Кремль. По Типографской летописи – встреча происходила «на Кучкове поле близь града Москвы» .
В более поздних списках (например, в Воскресенской летописи) появляется добавление: когда посланцы с иконой «приидоша близ града Москвы», то «изыде весь град в сретение ея» и «сретоша ю далече за градом на поле». Но и формула «далече за градом» вполне может относиться к Сретенским воротам Китай-города, поскольку расстояние от них до Кремля больше, чем протяженность самого Кремля (града). Поэтому попытки на основании летописного рассказа оценить удаленность места встречи от Кремля ни к чему не приводят.

Многие авторы утверждают (не ссылаясь на источники), что встреча происходила у церкви Марии Египетской, известной, будто бы, с 1385 года. Найти корни этого мифа удалось не сразу.
Судя по всему, основу его заложил Л.М.Максимович, автор 7-томного труда, даже сокращенное название которого единым духом не выговоришь: «Новый и полный географический словарь Российскаго государства, или Лексикон, описующий азбучным порядком, географически, топографически, идрографически, политически, хронологически, генеалогически и гералдически, наместничества, области и уезды; города, крепости, редуты, форпосты, остроги, ясашныя зимовья, станицы, местечки, села, погосты, ямы и слободы; соборы, церкви и монастыри; рудные и другие заводы и фабрики; реки, озера и моря; острова и горы; прежния и новыя иностранныя поселения; обитателей как природных российских, так и других народов, и прочия достопамятныя места обширной Империи Российской в нынешнем ея состоянии…». Именно в этом словаре, впервые изданном в 1789 году (чаще он упоминается как словарь Щекатова – по А.М.Щекатову, бывшему соавтором 3-го издания словаря в 1807-1809 гг.), и появилось утверждение, что Сретенский монастырь «как из Ядра Российской Истории на 143 листе значит, учрежден во время владения Великого князя Василия Димитриевича и матери его Княгини Евдокии в лето 6903 (1385) на том самом месте, где была приходская церковь Марии Египетския, в которой чудотворной образ Владимерския Пресвятыя Богородицы встречен, когда в том году для избавления от нашествия на Москву Татарского Хана Темир-Аксака оная икона по городу была носима, сперва повелением его Князя вместо бывшей приходской церкви учредить мужеской монастырь, по встрече и Стретенским именуемой…» (Ч.5. С.177). Эта не слишком ясно сформулированная фраза еще и заведомо неточна. В книге «Ядро Российской истории», изданной в 1770 году, на стр. 141 (а не 143) сказано о нашествии Темир-Аксака в 1395 году, но Сретенский монастырь не упоминается вовсе. Заметим, что в приведенной цитате ошибочно и летосчисление – но неверно указанный 1385 год потом всплывет в мифе совсем в другом качестве.
В 1796 году в книге «Историческое известие о всех церквах столичного города Москвы» (С.115) было указано, что церковь Марии Египетской уже существовала в 1395 году – никаких ссылок на источники не приведено, и более чем вероятно, что основой был вышеупомянутый Словарь. Но если церковь уже существовала в 1395 году, то кажется очевидным, что около нее встреча и происходила, - и в 1815 году архимандрит Амвросий (Орнатский) в «Истории Российской иерархии» (Ч. 6. М., 1815. С. 289) пишет, что «когда посланные приближились с сим Божественным покровом к граду Москве, тогда Иерарх изшел в сретение онаго со всем освященным собором за градския твердыни к церкви Преп. Матере Марии Египетския…» - здесь также нет никакой отсылки к источнику.
Видимо, какие-то сомнения возникали и в то время - ведь если эта церковь была здесь в столь древние времена, то ее постройка, не зафиксированная ни одной летописью, должна была быть связана с каким-то событием. И миф получил дальнейшее развитие, связанное с топонимом «Кучково поле», упоминаемым еще до встречи Владимирской иконы: в 1379 году на Кучковом поле состоялась казнь Ивана Вельяминова. И хотя в летописях кроме самого этого факта не сказано более ничего, в 1831 году в книге «Москва, или исторический путеводитель по знаменитой столице Государства Российского» появляется утверждение, что «чрез несколько времени построена была на сем месте деревянная церковь во имя Марии Египетския»; дальше уже знакомая нам легенда про встречу иконы у этой церкви.
Позже возникла версия, что церковь была основана в год казни (при этом часто ошибочно указывают 1378 вместо 1379), а в 1385 храм стал каменный – так, видимо, преобразилась ошибочная дата из словаря Максимовича.
В статье Г.А.Романова (http://www.pravoslavie.ru/sm/32260.htm) приведены мнения разных авторов о дате основания церкви Марии Египетской: «И.М.Снегирев [в 1852 г.] пишет, что в 1378 году был возведен деревянный храм в память казни на Кучковом поле Ивана Васильевича Вельяминова, а с 1385 года храм стал каменный. И.Ф.Токмаков [в 1885] утверждает, что в 1385 году был деревянный храм. И.К.Кондратьев [в 1893] повторяет как дату основания 1378 год, тоже связывая его с местом казни. Путеводитель, изданный Архитектурным обществом под редакцией И.П.Машкова [в 1913 г.], признает, что в 1385 году был каменный храм, обновленный в 1784 году».
Видимо, признание путеводителем и является самым весомым аргументом.
С тех пор о церкви Марии Египетской писали десятки, если не сотни авторов, воспроизводя все те же даты и все так же без ссылки на документы.

Заметим, что о раннем периоде истории Сретенского монастыря вообще известно крайне мало; до такой степени мало, что знаменитый археограф П.М.Строев в своем капитальном труде «Списки иерархов и настоятелей монастырей Российской церкви» написал о нем следующее: «основан, будто бы, вскоре после 1395 г., известен с исхода XVI столетия».
Собственно, все ранние упоминания монастыря связаны с его (гипотетическим) основанием вскоре после встречи иконы Владимирской Богоматери; фактически ни одно из более поздних упоминаний (вплоть до 1518 г.) не дает оснований уверенно говорить о существовании именно монастыря, а не церкви.
Заметим также, что монастырь, судя по рассказу о его основании в летописях, был устроен позже церкви: «Благоверный же князь великий Василей Дмитриевичь и благолюбивый архиепископ (Киприан) Киевский (и) всеа Руси повеле вскоре на том месте, где стрете чюдную икону пресвятые Богородицы, поставити церковь в имя пресвятыя Богородицы честнаго еа стретениа… Сий же митрополит устроиша манастырь, и повеле ту быть и игумену и братиа…» (ПСРЛ. Т. 15. С. 456). Об этом же свидетельствует и Воскресенская летопись: «вскоре повелеша на том месте церковь поставити, идеже сретоша чюдотворную икону <…> есть и доныне церковь та, и монастырь около ея устроен» (ПСРЛ. Т. 8. С. 68) – т.е. монастырь устроен позднее церкви. Многие авторы уже в XIX веке указывают, что монастырь основан в 1397 году, не подкрепляя это ничем.
Отдельно остановимся на слове «доныне» в последней цитате. Л.А.Беляев в указанной выше статье «Чудотворная икона в сакральной топографии средневекового города» пишет:
«Поскольку время составления летописи надежно помещается между 1552-1554 годами, можно утверждать, что в середине XVI века монастырь видели именно на том месте, какое он занимает теперь. Следовательно, москвичи в середине XVI века полагали место древним, и никак не оговорили перенос обители (который, согласно анализируемой гипотезе [М.М.Сухмана], должен был случиться примерно десятью годами раньше)».

Здесь по крайней мере две ошибки.
Ошибка логическая: составитель летописи – не репортер, излагающий текущие события; он прежде всего составитель целого из уже существующих частей. Сам ли он вписал слово «доныне», или оно было уже в каком-то из более ранних списков, нам неизвестно. К тому же «время составления» в данном контексте означает время завершения работы.
Ошибка фактическая (возможно, описка): время составления летописи - между 1542 и 1544 гг., первую же редакцию относят и вовсе к 1533 году, т.е. до строительства стены.
Поэтому для суждений о местонахождении монастыря слово «доныне» не дает решительно ничего.

Анализ позднейших упоминаний Сретенского монастыря (или церкви) в летописях, проведенный Л.А.Беляевым, вызывает много сомнений. Тут, к сожалению, не обойтись без пространных цитат.
Вот как Л.А.Беляев интерпретирует описание пожара 1493 года (выделения мои – Я.Р.):
"Из города" загорелся Торг, от него Посад возле реки - до церкви Зачатия Анны, до Васильевского луга, до Всех Святых на Кулишках. "А оттоле по Ивана Богослова и по старую Троицу". Монастырь Ивана Богослова известен нам хорошо, так же как и Троица в Старых Полях. Ясно, что огонь через Торг и приречный посад поднялся на плато и опять вернулся к Неглинной по Загородью, застроенному, несомненно (?!), уже весьма плотно. Кажется, что район описан целиком. Но летописи продолжают: "и Устретенская улица выгоре и до всполия и церковь камена Устретиниа огоре". Как видим, здесь Сретенка отчетливо выделена из посада и как бы продлена дальше него, возможно входя в Загородье частично. Это легко понять, если учесть, что улица была частью Владимирской дороги, ещё не отделенной линией Китай-города и его плацдарма.

Это классический пример ошибочного отождествления, когда желаемое принимается за действительное. Монастырь Ивана Богослова в Москве совершенно не известен. Известны монастыри Иоанна Златоуста и Иоанна Предтечи, а упомянутый в летописи Иван Богослов – это церковь, действительно хорошо известная. Если посмотреть на план, то становится ясно, что огонь распространялся по краю посада – вдоль реки до Зачатия Анны (1), по Васильевскому лугу до Всех Святых (2), Ивана Богослова (3) и до Троицы (4). В описании пожара не упомянуты ни одна из церквей, стоящих в самом посаде, и ни одна из улиц посада; Сретенка (позднейшая Никольская, идущая по краю посада и берегу Неглимны) выделена именно потому, что она, в отличие от прочих, выгорела целиком.

Следующий довод Л.А.Беляева:
«В пожар 1508 года "мая 23 загореся на Болшем посаде от Панского двора и торг выгорел до Неглимны по Пушечные избы и мало не до Устретения". Здесь опять "Сретение" названо последним, причем отдаленнейшим участком — до него огонь не дошел, двигаясь с юга, с Загородья. Он остановился у Пушечных изб— которые, следовательно, ближе к городу, а не дальше от него, чем церковь Сретения».

Здесь снова путаница в топографии. От Панского двора (т.е. примерно от церкви Космы и Дамиана в Старых Панех – 5 на плане) огонь пошел к торгу (т.е. примерно на юго-запад), далее «торг выгорел до Неглимны» и вдоль реки пожар дошел до Пушечных изб, т.е. примерно до Троицы в Полях (напомним, что в 1535 году, при строительстве Китайгородской стены, здесь были заложены «врата Троецкые … к Пушечному двору», позже они назывались Пушечными; в 1626 в переписи упомянут «с Никольской улицы переулок к Троице, что у Старых поль к Пушечным воротам»). Совершенно очевидно, это означает, что пожар немного не дошел до места позднейших Сретенских ворот Китай-города.

Далее Беляев пишет:
«Точная в топографии и строительных деталях Ермолинская летопись фиксирует, что в 1488 году "загореся посадъ от Москвы-рекы да погоре до Петровьского мосту, да малым не до Стретениа каменыя церквы...". Здесь опять церковь помещается дальше от города, чем Петровский мост (Пушечная улица), точно так же как в 1508 году».

Более подробная 2-я Софийская летопись отмечает, что «церквей с тридцать погоре, по Петровский мост, и по Неглимну, и по Устретение каменное на Кучкове поле, и Златоуст церковь каменую, и по Все святые на Кулишке, и по Васильевский луг, и по реку; и мосты три у Фроловских ворот и пушечная изба» . Начавшись от Москвы-реки, пожар дошел до Петровского моста – т.е. до Петровки, а вовсе не до Пушечной улицы, - затем до Неглимны, перешел ее, дошел до Устретения на Кучкове поле, до Златоустовского монастыря (6) и далее по краю посада снова дошел до берега Москвы-реки. Мостом в то время называли не только переправу через реку, но и просто мощеную улицу; видимо, именно три улицы и сгорели у Фроловских ворот (7), - вряд ли могли существовать три моста через ров у одних ворот.

Разобранные примеры не опровергают, а подтверждают гипотезу Сухмана.
Справедливым представляется и оспариваемое Беляевым мнение, что «невозможно представить упоминания Сретенского монастыря в описаниях пожаров, если видеть его на нынешнем месте, почти у стены Белого города».
Утверждение Беляева, что «другие монастыри и церкви, расположенные столь же далеко, там упомянуты», аргументировано лишь двумя совершенно неубедительными примерами. Первый связан с пожаром 1499 года, когда «августа 17 загореся на Москве у Бобра на Болшем посаде и погоре от Москвы-реки до Неглимны, и Пушечные избы, и Рожественый монастырь». Судя по описанию, этот пожар распространялся совсем иначе: он охватил в основном Занеглименье и лишь немного затронул левый берег Неглимны – расположенные на берегу Пушечные избы и находящийся в непосредственной близости от реки Рождественский монастырь («что у трубы реки Неглинны» - 1718 г., на плане - 8).
Утверждение, что «пожары 1547 года шли обычным путем», даже затруднительно комментировать. Действительно, среди уничтоженного пожаром упоминаются многие названия, фигурирующие и в описаниях более ранних. Действительно, в «середине XVI века крайние точки пожаров "уходят" уже гораздо дальше от центра, достигая будущего Земляного города». Но это никоим образом не характеризует более раннюю застройку и предшествующие пожары. То, что пожар 1547 года дошел «до Николы до Драчевского монастыря», доказывает лишь существование Николы в Драчах к 1547 году; указание же, что пожар дошел «по Устретеньской улице до Стефана Святаго», только вызывает вопрос, где же тогда находился Сретенский монастырь, вовсе никак не упомянутый ни в одном из описаний этого пожара. Представляется вполне возможным, что монастырь в связи со строительством стены был и вовсе упразднен, и через какое-то время устроен вновь – уже на новом месте. Возможно, впрочем, что монастырь не упомянут потому, что не успел прочно обосноваться на новом месте и еще не стал общеизвестным ориентиром.

Беляев не оспаривает, что в «Записи о душегубстве» Сретенской улицей названа будущая Никольская. Однако дальше он пишет:
«Вторично после "Записи о душегубстве" (а она датируется, во всяком случае, в пределах третьей четверти XV века) Сретенка упоминается уже в 1510 году, когда великий князь, переведя псковичей к Москве, "подавал им дворы по Устретенской улици, всю улицу дал за Устретенье, а не промешал с ними ни одного москвитина". Зная район расселения псковичей — центром его позднее стала церковь Введения на Лубянке — можно утверждать, что уже до постройки Китай-города под Стретенкой понималась и позднейшая Лубянка, застройка на которой ещё не была столь густа».

Действительно, название Сретенка к началу XVI века уже распространилось на продолжение Никольской улицы, но следует обратить внимание на один нюанс: летопись говорит «всю улицу дал за Устретенье», а не «до Устретенья», и не «по Устретенье». Поэтому расположение церкви Введения во Псковичах (9) лишь подтверждает гипотезу Сухмана.

В пользу гипотезы Сухмана есть еще один аргумент, уже не совсем исторического характера, но не менее весомый. Дело в том, что икону принесли из Владимира, и встречали ее, как со всей определенностью указывает Типографская летопись, «на Кучкове поле близь града Москвы, на самой на велице дорозе Володимерской». В общем, это представляется довольно естественным – встречать икону из Владимира на Владимирской дороге.
Расположение города Владимира относительно Москвы можно видеть на прилагаемой карте.

map2.jpg

Глядя на эту карту, трудно согласиться с утверждением Беляева, что в «Записи о душегубстве» Сретенка «названа как ориентир — ось густо заселенного района вдоль Владимирской дороги на север от Кремля».
Думается, редко кто из Москвы поедет во Владимир на север – даже сейчас, на автомобиле, который гораздо выносливее лошади.
Странным образом это очевидное соображение упустил из виду и М.М.Сухман, и даже внес от себя дополнительную путаницу.
В его тезисах говорится:
«Выбор теперешнего места монастыря не был случаен. Воскресенская летопись сообщает, что 2 июля 7026 (1518) года горожане встретили иконы Спаса и Богородицы, принесённые для поновления, последовательно в двух разных местах— сперва вне посада, а потом внутри: "...стретоша святыя иконы на поле за посады. А сам митрополит и с соборы у манастыря у Стретениа в посаде стретил иконы Володимерскиа... ". Таким же образом через два года "весь град" провожал поновлённые иконы "на всполье" по другой дороге: "И от коего места иконы в Володимерь, и на том месте князь великий Василей Иванович поставил церковь древяну Устретения Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа за Ромодановскою слободою, противу Воронцова в Стрековни". Можно думать, что дальнее место встречи 1518 года, ранее никак не отмеченное, почтили часовней или деревянной церковью, приписанной к Сретенскому монастырю. Сюда и мог быть перенесён монастырь в 1530-х годах, при разрушении старого участка.».

Предположение, что иконы провожали «по другой дороге» выдвинуто лишь для того, чтобы как-то объяснить выбор нового места для монастыря. Но это место могло быть выбрано совершенно произвольно, как ранее, например, было определено место Новоспасского монастыря.
Для того, чтобы нести Владимирские иконы в Москву по Ярославской (она же Троицкая) дороге (проделав путь в полтора раза длиннее обычного) нужны были бы очень веские причины.
Но кроме ссылок на здравый смысл, есть и прямые указания, что иконы никаким окольным путем не носили. О встрече икон в Воскресенской летописи сказано: «В то же время благоверный и христолюбивый князь велики Василей <…> поехал к Троици Живоначалной в монастырь преподобнаго Сергиа чюдотворца помолитися и благословитися, хотя поити на свое дело, на своего недруга Жихдимонта короля Полского; а отцу своему Варлааму митрополиту приказал въстретити святыя иконы Владимерскиа честно с кресты , с всеми съборы и с народом» . Если бы иконы несли по Троицкой дороге, то странно было бы великому князю, поехавшему к Троице, не встречать их самому, а поручать встречу митрополиту.
Никоновская летопись добавляет к рассказу о проводах икон: «проводиша святыя иконы за посады, идеже и поставиша церковь нову во имя пречистыя владычицы нашея Богородици, честнаго и славнаго Ея сретениа и провожениа» (эта церковь ныне известна как церковь Никиты мученика в Старой Басманной). Это хоть и не стопроцентный, но все же еще один довод, что проводы проходили там же, где и встреча .
И после торжественной службы «благоверный князь великий Василие проводил святыа иконы за Андронниково» - т.е. на Владимирскую дорогу.

Конечно, невозможно установить в точности путь иконы Владимирской Богоматери к месту встречи в 1395 году – у нас слишком мало данных о топографии того времени. В более поздние времена на Владимирскую дорогу можно было выехать несколькими основными путями: через Яузскую (нынешнюю Солянку) и Николоямскую улицы мимо Андроникова монастыря; по Покровке и старой Басманной через Разгуляй, Покровскую (ныне Бакунинскую) и Большую Семеновскую (в нач. XVIII в. также именовавшуюся Владимирской) улицы; к Разгуляю можно было выехать и по Старой Хомутовке (часть этой дороги сохранилась под именем Большого Харитоньевского переулка).
Но для того, чтобы утверждать, будто икону принесли по Ярославской дороге, нужны очень весомые аргументы.

Необоснованной представляется гипотеза Сухмана о том, что первоначально Сретенский монастырь мог располагаться в начале Никольской улицы, вблизи позднейшего Казанского собора. Изображения на иконах вряд ли могут быть доказательством в этом вопросе.
Точно так же недостаточно основательным выглядит и предположение о сохранении храма Сретенского монастыря внутри Китай-города – на том лишь основании, что
«именно здесь, у Никольских ворот, отчетливо видна неизвестная по другим источникам церковь на плане Москвы 1610 года ("Сигизмундов план"). Её нет на более поздних и менее достоверных планах города. Исчезновение церкви может объясняться разрушением её в 1612 году при штурме Китай-города».

При всех достоинствах и ценности Сигизмундова плана, его нельзя считать точным источником, в этом Л.А.Беляев абсолютно прав.
Но остальные его соображения по поводу Владимирской церкви далеко не бесспорны.
Беляев пишет:
«Обратимся теперь к Владимирской церкви в Китай-городе. Она действительно поставлена в 1692 году в камне, "на часовенном месте", у Никольских ворот... Возведение церкви на месте, которое вполне могло быть связано с почитанием образа Владимирской в часовне, объяснимо желанием царицы Натальи Нарышкиной порадеть празднованию святых Адриана и Натальи, совпадающему со Сретением образа Владимирской Богоматери (26 августа). Сюда, действительно, был крестный ход (один из многих в конце XV-го и особенно в XVI веке, что показал ещё А.И.Анисимов), но это был самый поздний из них, 21 мая. Установленный в начале XVI века в честь поновления иконы или спасения Москвы от Махмет-гирея, то есть в 1514-м или в 1521 году, ход был переориентирован от Сретенского монастыря к Владимирской церкви не сразу после её постройки, а только в 1722 году. Поэтому он не может служить доказательством каких-то воспоминаний о встрече иконы в 1395 году … Есть и ещё аргумент против раннего существования Владимирской церкви. При её возведении в конце XVII века пришлось заложить центральный проезд ворот, в которые церковь упиралась апсидой, и прорубить новый. Понятно, что храма на том же месте в середине XVI - начале XVII веков быть просто не могло. Странно было бы предполагать также, что подрядчик царицы Натальи специально сдвинул новую постройку от места древней церкви так, чтобы закрыть ею ворота. Следовательно, в XVI- середине XVII веков мы можем видеть близь Никольских ворот не церковь, а разве что часовню».

Тут возникает ряд естественных сомнений.
Во-первых, если Сретенский монастырь изначально находился на сегодняшнем месте, то почему крестный ход (в честь «каких-то воспоминаний о встрече иконы в 1395 году») был переориентирован от места исторической встречи (Сретенского монастыря) к новодельной церкви?
Во-вторых, эта церковь поставлена «на часовенном месте» - но когда и в честь чего появилась эта часовня? Если часовня обозначала место какого-то древнего храма, то что это был за храм? Другого объяснения, кроме гипотезы о первоначальном нахождении здесь Сретенского монастыря, пока не предложено.
В-третьих, неужели царице Наталье надо было пускаться на такие ухищрения, чтобы порадеть празднованию своей небесной покровительницы? Да и сами святые такое лукавство вряд ли одобрили бы. Представляется, что «административного ресурса» царицы вполне хватило бы и на возведение храма в честь Адриана и Натальи.
В-четвертых, если бы у часовни не было особой истории, то скорее всего подрядчик царицы Натальи специально сдвинул бы новую постройку как раз так, чтобы не закрывать ею ворота.
Расположение Владимирской церкви несомненно свидетельствует, что ее древнюю предшественницу непременно должны были перенести на другое место при строительстве Китайгородской стены (и, соответственно, она не могла существовать в 1610 году).
Но это лишь подтверждает основной тезис Сухмана – о том, что первоначально Сретенский монастырь располагался именно здесь.

Все разобранные примеры и изложенные аргументы, летописные упоминания и географические обстоятельства приводят к выводу, что встреча Владимирской иконы Богоматери в 1395 году происходила в конце нынешней Никольской улицы, там, где ныне вход станции метро «Лубянка» и торговый центр «Наутилус» - одно из самых отвратительных новых зданий в Москве.
raczynski
 
Сообщения: 89
Зарегистрирован: 19 мар 2011, 16:47

Re: О первоначальном местонахождении Сретенского монастыря

Сообщение Kolesov » 12 май 2013, 22:49

Еще раз спасибо за великолепное исследование по поводу Сретенского монастыря! Желающих посмотреть картинки о Сретенском монастыре посылаю к моей истории - viewtopic.php?t=1243
Аватара пользователя
Kolesov
 
Сообщения: 332
Зарегистрирован: 17 июл 2010, 13:03

Re: О первоначальном местонахождении Сретенского монастыря

Сообщение lena_1970 » 15 май 2013, 11:10

Какой великолепный был язык. Фразы плавные, длинные, величавые, неторопливые:

«проиде всю орду и всю землю Турскую, прииде близь предел Рязаньския земля, взя град Елечь, и князя Елечьскаго изыма и многи люди помучи.
И се слыша князь великий Василей Дмитреевичь, собра воя своя многи, поиде с Москвы к Коломне, хотя ити противу ему во стретение; пришед ратию ста у Оки реки на березе. <…>
lena_1970
 
Сообщения: 14
Зарегистрирован: 07 мар 2013, 15:34

Re: О первоначальном местонахождении Сретенского монастыря

Сообщение raissa » 15 май 2013, 15:44

lena_1970 писал(а):Какой великолепный был язык. Фразы плавные, длинные, величавые, неторопливые:

«проиде всю орду и всю землю Турскую, прииде близь предел Рязаньския земля, взя град Елечь, и князя Елечьскаго изыма и многи люди помучи.
И се слыша князь великий Василей Дмитреевичь, собра воя своя многи, поиде с Москвы к Коломне, хотя ити противу ему во стретение; пришед ратию ста у Оки реки на березе. <…>


Да, язык красивый, многие слова растерялись, хотя звучат намного приятнее современных вариантов:

избави нас от враг наших, противных советы разори и козни их разруши, во время скорби нашея нынешняя, нашедшей на ны, буди теплая заступнице и скорая помощница, предстателнице; да от нынешныя беды избавлешеся тобою, благодарно вопием: радуйся заступнице християном наша непостыдная!

Обращаю внимание на "нашедшей на ны" - получается, что "нас" есть производное от "ны".
raissa
 
Сообщения: 24
Зарегистрирован: 28 фев 2013, 15:44

Re: О первоначальном местонахождении Сретенского монастыря

Сообщение lena_1970 » 15 май 2013, 15:50

Да и само слово "сретение" совершенно ушло из употребления, и происхождение у него какое-то туманное.
lena_1970
 
Сообщения: 14
Зарегистрирован: 07 мар 2013, 15:34

Re: О первоначальном местонахождении Сретенского монастыря

Сообщение vonbaron » 18 май 2013, 10:39

Поскольку для многих людей значение слова "Сретение" действительно не совсем очевидно, цитирую несколько фраз из Википедии:

Сре́тение Госпо́дне, Принесение во Храм (греч. Ἡ Ὑπαπαντὴ τοῦ Κυρίου; также συνάντησις — встреча, лат. Praesentatio Domini — представление Господа) — христианский праздник, отмечаемый в католицизме, православии, некоторых протестантских конфессиях, в частности, в лютеранстве. В православии почитается одним из двунадесятых праздников.

Принесение во Храм младенца Христа его родителями состоялось на 40-й день после Рождества и на 32-й день после Обрезания. В Иерусалимском Храме Святое Семейство встретил Симеон Богоприимец.

Сретение символизирует собой встречу Ветхого и Нового Заветов. Епископ Феофан Затворник писал: «В лице Симеона весь Ветхий Завет, неискупленное человечество, с миром отходит в вечность, уступая место христианству…». Отмечается 2 февраля. Русская православная церковь и другие церкви, использующие юлианский календарь, празднуют 2 (15) февраля. Если Сретение Господне выпадает на понедельник первой седмицы Великого поста, что случается весьма редко, праздничное богослужение по Уставу переносится на предыдущий день 1 (14) февраля, Прощёное воскресенье.
vonbaron
 
Сообщения: 10
Зарегистрирован: 29 мар 2013, 13:23

О значении слова "Сретение"

Сообщение lena_1970 » 18 май 2013, 11:00

С одной стороны, сретенье - это церковный праздник, но во многих словарях как синоним "сретенью" просто предлагается слово "встреча".
lena_1970
 
Сообщения: 14
Зарегистрирован: 07 мар 2013, 15:34

Re: О значении слова "Сретение"

Сообщение raczynski » 19 май 2013, 00:31

lena_1970 писал(а):С одной стороны, сретенье - это церковный праздник, но во многих словарях как синоним "сретенью" просто предлагается слово "встреча".


Здесь нет никаких "сторон" - сретение и есть встреча, не синоним, а старая форма того же слова; и церковный праздник посвящен встрече
В Иерусалимском Храме Святое Семейство встретил Симеон Богоприимец.

и монастырь основан в память о встрече.

В статье приводятся цитаты из старых источников - там слово сретенье пишется в изначальных формах "стретение" и "устретенье"; буква "т" редуцировалась в XVIII веке.

Никаких других толкований не приводят и словари; например:
Pages from Slovar_1819-4.jpg


отсюда:
Pages from Slovar_1819-4-2.jpg
raczynski
 
Сообщения: 89
Зарегистрирован: 19 мар 2011, 16:47

Re: О значении слова "Сретение"

Сообщение lena_1970 » 22 май 2013, 11:28

raczynski писал(а):В Иерусалимском Храме Святое Семейство встретил Симеон Богоприимец.

и монастырь основан в память о встрече.

В статье приводятся цитаты из старых источников - там слово сретенье пишется в изначальных формах "стретение" и "устретенье"; буква "т" редуцировалась в XVIII веке.

[/quote]

Спасибо! Уверена, что многие и не догадываются,что встреча и сретение - это синонимы.
lena_1970
 
Сообщения: 14
Зарегистрирован: 07 мар 2013, 15:34

Re: О первоначальном местонахождении Сретенского монастыря

Сообщение murka84 » 24 май 2013, 11:39

Написано со знанием дела!
Узнала много нового.
Большое спасибо автору.
murka84
 
Сообщения: 25
Зарегистрирован: 24 май 2013, 11:35